Коссова Галина Сергеевна

E-mail Печать

11 апреля международный день освобождения узников фашистских концлагерей. Именно в этот день в 1945 году узники Бухенвальда подняли  интернациональное восстание против гитлеровцев, и вышли на свободу. Всего на территории Германии и оккупированных ею стран действовало более 14 тысяч концлагерей, гетто, трудовых лагерей, через которые за годы второй мировой войны прошли более 18 миллионов человек, и погибло около 5 миллионов граждан Советского Союза.

Коссова Галина Сергеевна, уроженка села Ущерево Мценского района десятилетним ребенком вместе с мамой, братишками и сестренкой была угнана в Германию. Ей пришлось пройти через потерю близких людей, страх и  голод в немецком плену.

Галине исполнилось 8 лет, когда отец, обняв жену и пятерых ребятишек, ушел на фронт. А накануне нового года, в избе появились немецкие солдаты. Заиндевелые с мороза, они шумно расселись за столом, забрали ароматно пахнущие чугунки с новогодним обедом, пили, играли на губной гармошке. Утром немецкое начальство, оценив крепкую материнскую избу, устроило в ней штаб, выгнав жильцов на улицу. Пострадала не только семья Галины, почти всех односельчан вышвырнули из своих жилищ и разместили в двух домах на окраине деревни. Галина Сергеевна вспоминает, что теснота была такая, что невозможно ни сесть, ни тем более лечь. Труднее всего приходилось старикам и беременным женщинам, в числе которых была и мама Галины. Почти трое суток люди провели на ногах, охраняемые немецкими автоматчиками. С надеждой и страхом вслушивались в приближающиеся звуки боя, но советским солдатам не хватило нескольких километров, чтобы дойти до Ущерева.

 Когда бой затих, немцы построили жителей села в колонну и под дулами автоматов погнали по заснеженной дороге. Холод пробирал до костей, хотелось есть, но никто из детей, даже самые маленькие не плакали и не жаловались – со слабыми немцы расправлялись на месте. Перед глазами Галины Сергеевны до сих пор стоит картина расстрела немощного старика и то, как конвоир бросил в колодец плачущего грудного младенца.

Угнанных жителей разместили в селе Старый Синец, под Болховом. Здесь в старой покосившейся избе с выбитыми стеклами, родился младший братишка Галины – Дмитрий. Кроме своих ребятишек мама Галина заботилась еще о пяти старушках, что жили с ними: топила печку, варила еду из найденной в полузасыпанном подвале замерзшей картошки. Весной засадили картошкой небольшой огородик, появилась зелень. Ребятишки повеселели, уже не так отчаянно жались друг к другу. Галина Сергеевна думала тогда, что самое страшное уже позади.

В июле 1943, когда началось отступление немецкой армии, всех селян снова построили в колонны и под дулами автоматов погнали в сторону Карачева. Улучив минутку, когда конвоир ослабил внимание, семья спряталась в посадке, надеясь дождаться подхода советских войск. Отступающие немецкие связисты сматывали провода телефона, когда маленький Дима вдруг заплакал. Так они снова оказались  в общей колонне.

В Карачеве людей погрузили в товарные вагоны, выдав по буханке хлеба на человека. Полтора месяца на одном хлебе и воде, которую на остановках приносил  в вагон охранник! Галина Сергеевна до сих пор удивляется, как осталась жива. Вспоминает, как мама нарезала хлеб на маленькие кусочки, и ребятишки сосали их по несколько часов, пытаясь обмануть голодный желудок.

Почти полтора месяца пути закончились в центральной Германии, в городе Гера. Трудовой лагерь располагался в бывшем здании пивоваренного завода. Галине Сергеевне запомнились огромные цеха, в которых стояли только ряды кроватей и одинаковые болотного цвета робы с нашитым номером, в которые их обрядили. Младших братишек у плачущей мамы сразу отобрали, и помести в отдельный барак, который именовался детским садом. Навещать их разрешалось только раз в неделю, в воскресенье. Все остальное время Галина с мамой работали на прядильной фабрике. Мама у прядильного станка, девочка с такими же 8-12 летними мальчишками и девчонками перебирала и подавала шпульки для ниток. Кормили работников один раз в день – брюквенным супом. Как рассказала Галина Сергеевна, чувство голода  не отпускало даже во сне. Частенько ребятишки бегали на задворки прядильной фабрики, куда выносили мусор из кондитерского цеха, и рылись в помойке. Найти кусочек печенья или раздавленную конфету считалось верхом удачи.

В выходные разрешалось выходить в город. Галина вместе мамой и сестренкой Валей обычно ходили к булочной. Шестилетняя Валя плясала и пела по-немецки и им иногда подавали едой, или продовольственной карточкой.  Однажды девочек позвала к себе домой и накормила русская эмигрантка, много лет назад покинувшая Россию. Но это были лишь эпизоды на фоне голода и болезней, которые косили узников трудового лагеря. В конце 44 умерли в детском бараке и младшие Галины братишки.

Освободили узников незадолго до окончания войны американские солдаты, там же в лагере союзников Галина встретила весть о Победе. Предстоял долгий путь домой.

В 12 лет Галина пошла в школу, во второй класс: первые полгода ей удалось поучиться еще до войны. Закончила семь классов. Работала в Москве на метрострое, потом поваром в детском саду и на подсобном хозяйстве Мценского завода алюминиевого литья. С тех голодных военных лет осталось у Галины Сергеевны бережное, трепетное отношение к хлебу, которое она всегда старалась привить своим трем детям.

Сегодня, не смотря на преклонные годы, Галина Сергеевна ведет активный образ жизни, занимается домом и огородом, много читает. Не может только смотреть фильмы о войне: сразу накатывают тяжелые воспоминания, картины пережитого встают перед глазами, обнажая старую боль и вызывая слезы.